Научная статья — возможность рассказать коллегам о своем открытии, повысить персональные наукометрические индексы и получить признание в научной среде. А еще очень часто — вынужденная трата времени, которое можно было бы посвятить исследованиям, чтению или выступлению на просветительском мероприятии. Как научные статьи превратились в повинность и чем это грозит науке в целом, рассказала социолог Катерина Губа в рамках Слета просветителей. T&P законспектировали ее выступление.

Publish or Perish: жизнь ученых до и после

Лекция. 10 ноября 2018 года. В рамках Слета просветителей (организован фондом «Эволюция»)

Катерина Губа

Кандидат социологических наук, директор Центра институционального анализа науки и образования при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Время от времени ученых спрашивают, готовы ли они выйти за пределы аудитории своих коллег и студентов, чтобы рассказать широкой публике о результатах своих исследований. Небольшое количество ученых уверено, что это не их работа: они считают, что должны заниматься исследованиями и готовить студентов к тому, чтобы те тоже стали исследователями. Другие ученые (их тоже немного) уверены, что могут и даже обязаны выходить за пределы аудитории — отчитываться перед обществом о результатах своих исследований, ведь общество оплачивает их деятельность. Однако у большей части ученых нет строгой позиции по этому вопросу. Когда их спрашивают, готовы ли они прочитать лекцию на Слете просветителей, они иногда соглашаются — но отказываются все-таки чаще.

У меня есть версия, почему исследователи избегают выступать на публике: они считают, что лучше в это время писать научные статьи. Ведь главный результат их работы — научная статья, а не лекция перед большим количеством людей.

Угодить рецензенту

В фейсбуке есть особый жанр — поздравления. Среди ученых принято поздравлять друг друга с публикацией статей. Такие посты собирают много лайков. Но я почти уверена: если я опубликую пост о том, что буду читать лекцию на Слете просветителей, он соберет куда меньше лайков, чем сообщение о публикации научной статьи в престижном журнале.

Научные статьи — это то, к чему мы стремимся. Но сам принцип «публикуйся, или проиграешь» («Publish or Perish») не нравится ученым. Нам не нравится публикационное давление: ведь если ты не соответствуешь каким-то критериям, то можно оказаться совсем за пределами академического мира.

«Да, обычное наблюдение, но материала даст...

«Да, обычное наблюдение, но материала даст на пять статей»

Неприязнь ученых проявляется в карикатурах и даже в заголовках научных статей. В статье «Publishing as Prostitution? — Choosing Between One’s Own Ideals and Academic Success» автор даже сравнил процесс публикации с проституцией. Статья посвящена давлению рецензентов, которые составляют списки замечаний, которые надо исправить, чтобы опубликовать статью: автору кажется, что это продажа себя рецензентам.

Принцип «Publish or Perish» порождает два типа эффектов — я назвала их прямыми и непрямыми. Прямые эффекты можно наблюдать, отслеживая, как изменяется поведение ученых из-за необходимости публиковать очень много статей в короткие сроки. Я выбрала только самые важные: это «salami slicing», акцент на позитивных результатах публикаций, публикация сырых и недоработанных статей, развитие «стратегий гейминга», фабрикация данных, плагиат.

Непрямые эффекты кажутся мне более интересными, хотя наблюдать их сложнее, поскольку они возникают в результате косвенных воздействий «Publish or Perish» на академический мир. Вот несколько непрямых эффектов, которые в совокупности ощутимо влияют на научный ландшафт: больше текстов, которые нужно прочитать (но на чтение остается меньше времени), слишком сильная специализация и, как результат, уменьшение числа инноваций в науке.

«Salami slicing», или Повторные публикации

Когда у ученого есть одно исследование, по результатам которого стоило бы опубликовать одну статью, а он публикует пять.

Возникает вопрос: действительно ли ученые стали публиковать больше статей из-за того, что публикационное давление усилилось за последние несколько десятков лет?

На самом деле ответ отрицательный — если верить другим научным статьям. Есть замечательное исследование, авторы которого собрали публикации разных ученых, которые начали свою карьеру в разные периоды XX века, и подсчитали количество публикаций за первые 15 лет работы каждого.

Если мы посмотрим на абсолютное количество публикаций для разных дисциплин, мы увидим, что в наши дни статей действительно публикуется больше. Но если мы сделаем поправку на количество соавторов, то заметим, что общее количество статей, которое приходится на одного ученого, не изменилось и даже немного уменьшилось.

Ученых просто стало больше, и они стали чаще писать в соавторстве — при этом общее число статей, которое приходится на одного ученого, не увеличилось. Возможно, «salami slicing» — это только тиражируемая вера в то, что публикационное давление заставляет ученых чаще публиковаться. Однако не факт, что это действительно случилось.

Акцент на позитивных результатах публикаций

Если результаты статьи соответствуют ранее заявленной гипотезе, ее легче опубликовать.

Есть ли связь между «Publish or Perish» и публикацией позитивных результатов? К сожалению, на эту тему нет очень хорошего обобщающего исследования.

Однако есть исследование, эмпирический дизайн которого состоял в том, чтобы собрать некоторое количество статей и посмотреть, насколько часто в этих статьях упоминаются позитивные результаты — в зависимости от штата, в котором работают ученые. В США есть штаты, в которых ученые в среднем чаще публикуют статьи, чем в других штатах. Если бы оказалось, что ученые из этих шатов чаще публикуют позитивные результаты, чем их коллеги из других штатов, можно было бы говорить о связи публикационного давления и публикацией позитивных результатов. Действительно, некоторая связь есть. Однако для такого исследования всегда можно придумать альтернативную гипотезу и влияние третьего фактора. Для однозначного ответа нам не хватает данных.

Возможно, ученые, которые чаще публикуют статьи с позитивными результатами, точнее формулируют исследовательские вопросы, или у них лучше финансирование — и поэтому их гипотезы чаще подтверждаются. Нам еще предстоит дать ответ на этот вопрос.

Развитие «стратегий гейминга»

Ученые пытаются перехитрить систему: чтобы статьи было легче опубликовать, их публикуют в журналах низкого качества.

Известный график из работы Ивана Стерлигова показывает абсолютное количество статей в фейковых журналах на данных международной базы Scopus. Мы можем видеть, ученые из каких стран особенно часто публикуют статьи в журналах низкого качества.

Самое интересное на графике — Россия. После 2012 года число российских статей в журналах низкого качества сильно увеличилось. В это время в России появилась «Программа 5-100» — руководство российских университетов стало принуждать ученых публиковать больше статей. В результате ученые ответили на предложение журналов, в которых можно опубликовать статью за деньги. Появились университеты, для которых публикации в подобных журналах стали основной стратегией достижения нужных показателей.

Мне кажется, эти исследователи столкнулись с очень сильным публикационным давлением. Возможно, они считают, что система слишком абсурдна и можно делать все что угодно, лишь бы удержаться в науке. Ведь если не опубликовать статью, можно не получить средств на новое исследование или вообще перестать работать в университете.

Если публикационное давление не такое сильное, стратегии гейминга могут вообще не появляться или быть не такими серьезными. Например, когда у австралийских ученых повысились требования к публикациям, они не стали публиковаться в фейковых журналах. Они просто стали публиковаться в журналах третьего квартиля. Но в случае этих ученых публикационное давление было не таким сильным, как в России.

Больше текстов, которые нужно прочитать, но на чтение остается меньше времени

В мире, где работу ученых оценивают по числу публикаций, появляется очень много текстов, которые требуется прочитать. При этом на чтение остается очень мало времени.

Предположим, что мы в состоянии прочитать 50 статей в неделю. Если за неделю появится 100 статей, мы получим половину важной информации. Если за неделю появится 200 статей, мы упустим три четверти информации. Поскольку количество самих ученых увеличивается, вал научных публикаций продолжает расти.

Эта проблема усугубляется тем, что и на чтение статей у современных ученых остается все меньше времени. На 1970–80-е годы пришелся расцвет многих научных дисциплин. В это время в науку пришло много людей. Так как эти люди были на ранних стадиях научной карьеры, у них было много времени на чтение. Сегодня в науке гораздо больше состоявшихся ученых, у которых гораздо меньше времени на чтение, чем у аспирантов.

Специализация

Ученый начинает следить только за своей узкой научной областью, а остальной научный мир его не сильно волнует.

Возникает вопрос — как же следить за научной литературой? Здесь есть много решений, в том числе технологических. Но самое простое решение — усиление специализации. Оно позволяет сфокусироваться на небольшом количестве источников (журналов и конференций), но таит в себе проблему. Чтобы сделать по-настоящему значимое открытие, нужно разбираться не только в том, что происходит в вашей узкой области, но и в том, что происходит в смежных научных областях.

Уменьшение числа инноваций в науке

Исследователи инноваций считают, что новые идеи — результат рекомбинации уже существующих идей необычным способом.

Рассмотрим два кластера, существующих в разных научных областях. Люди внутри одного кластера хорошо представляют, что происходит в их научной области, — так же, как и люди из другого кластера. Однако новые идеи зачастую появляются у людей, которые понимают, что происходит в обоих кластерах, и умеют соединить эти идеи, чтобы получить что-то новое.

В Science опубликовано исследование, посвященное тому, действительно ли наши идеи связаны с рекомбинацией уже существующих. Авторы показали, что статьи, созданные на стыке научных областей, более влиятельны, чем специализированные статьи. Исследование строилось на анализе списков процитированных источников в статьях. Если статья ссылается на другие статьи из журналов, которые редко появляются вместе в одной библиографии, то в дальнейшем она будет чаще и дольше цитироваться. Однако такие статьи труднее опубликовать, поскольку рецензентам сложнее оценить качество статьи, написанной на стыке разных научных областей.

Рецензенты и редакторы научных журналов склонны скорее принимать статьи, закрывающие какой-то вопрос, чем статьи, которые его открывают. К сожалению, подобная специализация мешает создавать новые идеи.

Естественники и гуманитарии

Различия, конечно, присутствуют — но они лежат не в самой природе проблемы, а в том, как устроены эти науки.

В естественных науках статьи устаревают быстрее. Проходит буквально 2–3 года, и старые естественно-научные статьи уже можно не читать. В социологии статьи и книги сохраняют актуальность значительно дольше — социологические данные, полученные в 1960-е годы, актуальны до сих пор. Проблема «что читать?» в социологии стоит острее, чем в естественных науках, так как нельзя просто отказаться от всего, что было написано раньше.

В естественных науках легче происходит «сжатие» результатов. Абстракты в естественно-научных статьях очень сильно формализованы. Это позволяет быстро понять, о чем было исследование и какие результаты удалось получить. В социологии тоже пишутся аннотации, однако нельзя так легко ограничиться только ими.

В естественных науках сконцентрированная журнальная система. Самая главная естественно-научная информация публикуется в небольшом количестве топовых научных журналов. В социологии очень хорошие и важные исследования выходят не только в топовых журналах. Это мешает сосредоточиться на узкой выборке социологических журналов с высоким импакт-фактором и игнорировать все остальные.

Что делать

Принцип «публикуйся, или проиграешь» приводит к негативным последствиям. О прямых эффектах «Publish or Perish» мы говорили в самом начале, но непрямые эффекты, возможно, причиняют науке еще больше вреда:

  • новые идеи — рискованная стратегия, которая с трудом сочетается с публикационным давлением;

  • «Publish or Perish» способствует развитию нормальной науки (в куновском смысле), в которой мало прорывных результатов.

Что можно сделать с «Publish or Perish»:

  • Ученые могут собраться и попытаться договориться с администрацией университетов о том, что нужно публиковать только самые важные статьи. К сожалению, это трудно осуществить на практике, поскольку договориться будет очень сложно.

  • В поиске релевантных материалов для исследований ученые могут принять помощь библиотекарей. Американские библиотекари уже умеют обращаться с публикациями и обрабатывать международные базы данных. Возможно, скоро у них появится новая профессиональная роль: они станут подсказывать ученым, куда надо смотреть и что читать.

Литература

  • Abbott, Andrew. 2016. «The Demography of Scholarly Reading». The American Sociologist 47(2-3):302–18.

  • Fanelli, Daniele. 2010. «Do Pressures to Publish Increase Scientists' Bias? An Empirical Support from US States Data». PLOS ONE 5(4)e10271.

  • Fanelli, Daniele, and Vincent Larivière. 2016. «Researchers’ Individual Publication Rate Has Not Increased in a Century». PLOS ONE 11(3)

  • Foster, Jacob G., Andrey Rzhetsky, and James A. Evans. 2015. «Tradition and Innovation in Scientists’ Research Strategies». American Sociological Review 80(5):875–908.

  • Greenberg, Steven A. 2009. «How Citation Distortions Create Unfounded Authority: Analysis of a Citation Network». BMJ (Clinical research ed.)

  • Hermanowicz, Joseph C. 2016. «The Proliferation of Publishing: Economic Rationality and Ritualized Productivity in a Neoliberal Era». The American Sociologist 47(2-3):174–91.

  • Sterligov I., Savina T. 2016 «Riding with the Metric Tide: ‘Predatory’ Journals in Scopus». Higher Education in Russia and Beyond 1(7).

  • Uzzi, Brian, Satyam Mukherjee, Michael Stringer, and Ben Jones. 2013. «Atypical Combinations and Scientific Impact». Science (New York, N.Y.) 342(6157):468–72.

  • Wang, Jian, Reinhilde Veugelers, and Paula Stephan. 2017. «Bias against novelty in science: A cautionary tale for users of bibliometric indicators». Research Policy 46(8):1416–36.

В рубрике «Конспект» мы публикуем сокращенные записи лекций, вебинаров, подкастов — то есть устных выступлений. Мнение спикера может не совпадать с мнением редакции. Мы запрашиваем ссылки на первоисточники, но их предоставление остается на усмотрение спикера.

Полные версии конспектов выступлений 10 ноября 2018 года будут опубликованы в сборнике материалов Слета просветителей