Рия Кебурия успела поучиться в нескольких вузах: на социолога — в МГУ, на маркетолога — в American University of Paris, кроить и шить — в International Fashion Academy, управлять художественной галереей — в Sotheby’s Institute of Art. Сейчас она запускает собственную образовательную программу, параллельно выбирая лучший дизайн-концепт на конкурсе Lexus Design Awards 2019. Кебурия рассказала T&P о своих университетах и первых шагах в моде, о том, как важно уметь рассказывать истории — и планировать бюджеты.

К творчеству меня тянуло с самого детства. Все время хотелось что-то вырезать, кроить, перешивать; когда для этого не находилось подручных материалов, страдали даже вещи родителей. Всерьез к такому хобби никто не относился — скорее как к детской шалости. У нас в семье не было творческих людей, только тетя, но она классический живописец, а меня тянуло к авангарду, к чему-то новому. Моим любимым предметом в школе был труд. Большинство девочек из класса любили готовить, а я обожала рукоделие, вышивку. Я училась работать с разными материалами, экспериментировала с техникой. Художественной школы или каких-то специальных кружков у меня никогда не было.

Про творчество как профессию я долгое время вообще не думала: в семье были другие установки и ценности. Поэтому после школы, когда мы переехали в Москву, поступила на социологический факультет МГУ. Вряд ли это можно назвать осознанным решением: искать свой путь в 16 лет — довольно странная идея. Поэтому я просто выбрала гуманитарное направление, которое показалось интересным. Но уже в первый год учебы стало понятно, что это не мое.

Потом моя семья переехала в Париж. Наверное, это событие больше всего повлияло на меня: я сразу влюбилась в атмосферу города и до сих пор считаю, что именно он позволил мне полностью погрузиться в моду. Но случилось это не сразу: у меня были крéдиты с социологического факультета, терять их не хотелось, и я перевелась в American University of Paris на маркетолога. Все это время меня не покидала мысль, что я хочу быть художником и создавать что-то своими руками — и на четвертом курсе я поняла, что больше не могу откладывать.

Участница коллаборации — Ксения Серая

Участница коллаборации — Ксения Серая

International Fashion Academy

Я хотела бы, наверное, оказаться в Parsons или Central Saint Martins, но готовиться к поступлению туда, параллельно учась в AUP, было сложно, и я выбрала International Fashion Academy. Это частная школа с головным офисом в Париже и филиалом в Шанхае. Вступительных экзаменов не было, поступление по результатам собеседования, которое ведет директор; с собой просят иметь творческое портфолио, но смотрят в основном на то, что ты за человек и насколько сильно твое желание заниматься модой.

Программа рассчитана на 4 года. Она очень компактная, прикладная.

Британское или американское образование — это всегда очень много разных курсов, элективы, майноры, и в сумме каждый студент должен взять десятка три предметов. В IFA у меня было не больше четырех: крой, дизайн, компьютерное моделирование, рисование.

При этом постоянно какие-то домашние задания, контрольные, устные экзамены, групповые задания. В конце надо было своими руками сделать и показать небольшую коллекцию.

В International Fashion Academy в Париже началась моя настоящая творческая жизнь. Я оказалась в окружении единомышленников и потрясающих преподавателей, мы работали день и ночь, постоянно что-то шили. Это была история не про какой-то авангард и новое слово, даже почерка своего у меня тогда не было. Мы набивали руку, учились правильно кроить, делали в основном классические вещи. У меня до сих пор сохранился пиджак с тех времен — очень неплохой, кстати.

Первый год я параллельно доучивалась в AUP. Было очень сложно, но бросать первое образование почти на финише я не хотела. Сейчас понимаю, что это того стоило. Маркетинг дал хорошую базу по продвижению бренда, это до сих пор выручает.

От стажировок к инвестициям

В 2013 году я показала свою выпускную коллекцию на Ukrainian Fashion Week и, если честно, вообще не рассчитывала на успех. Было очень страшно — площадка на триста человек казалась огромной. Но про меня стали говорить и писать, а потом позвонили из Москвы и пригласили на Mercedes-Benz. На это событие даже прилетела моя парижская школа: студенты, преподаватели. Я сама не заметила, как стала частью фэшн-тусовки. Это только кажется, что рынок большой и в него нужно как-то специально пробиваться. На самом деле, если делаешь что-то оригинальное, тебя сами заметят.

Тем, кто окончил вуз, имеет на руках выпускную коллекцию и не знает, куда с ней идти, могу посоветовать постажироваться.

Просто чтобы понять, как вообще устроена мода, что и как в ней происходит, что лучше всего получается, на что имеет смысл делать упор: у кого-то это крой, у кого-то рисунок. Потом собирать команду — пусть это всего 2–3 человека. Продумать продакшен: где и из чего вещи отшиваются. Немаловажен маркетинг и PR. Так потихоньку из отдельных элементов собирается бренд.

Все это похоже на инвестиционный проект — и это действительно так. Мода не может существовать без денег — нужен хотя бы бюджет на коллекцию. Любой дизайнер может отшить ее своими руками, но если пойдут заказы, рук ему уже не хватит — а ведь нужны еще ткань и фурнитура. Об этом надо думать заранее, искать партнеров.

Участники коллаборации — Дарья Уркинеева и...

Участники коллаборации — Дарья Уркинеева и Ута Бекая

Сторителлинг расширяет границы

Свой успех я объясняю умением рассказывать истории. Этот подход я переняла из японской культуры, в которую с юности была влюблена. Они очень любят сторителлинг и сюжетность. В основе той самой моей первой коллекции тоже история, которая пришла мне в голову еще в детстве, — я просто искала подходящий контекст, чтобы ее рассказать. Я постаралась переосмыслить, по-своему интерпретировать элементы национального грузинского костюма, при этом поднять проблему доминантности мужчин в грузинской культуре.

Сначала я рассказывала истории только через одежду, но меня не покидала мысль, что одной проходки модели для этого мало. Тогда я решила поработать в коллаборациях с другими художниками, попробовать новые форматы. Бренд Ria Keburia постепенно стал превращаться в галерею современного искусства, где дизайнеры и артисты творят на стыке моды и искусства. И когда поняла, что исчерпала возможности одной только моды и двигаюсь в сторону искусства, поступила в Sotheby’s Institute of Art.

Sotheby’s Institute of Art

Это магистратура, обучение длится год. Я выбрала направление «арт-бизнес». При этом взяла пре-магистратуру — дополнительный подготовительный курс.

Курс полностью погружает тебя в британскую арт-индустрию. Показывает, как можно поставить на коммерческие рельсы практически любой формат, от живописи до перформанса. Неважно, как выглядит искусство, — тебя учат правильно его преподносить и продавать. Постоянные поездки на все основные ярмарки искусства, плюс (у меня не было возможности воспользоваться этой опцией, но она есть) Sotheby’s берет выпускников на стажировки.

До магистратуры представления о том, чем я занимаюсь и как это делать правильно, были довольно туманными, а после нее я почувствовала себя абсолютно подготовленной к ведению арт-бизнеса.

Я понимаю, как подавать свои коллаборации, на что мне нужен бюджет, где искать партнеров, в какой форме регистрироваться. Например, поскольку все мои коллаборации — это в той или иной мере вклад в развитие культуры, я поняла, что мне ближе формат некоммерческого фонда. Я открыла арт-резиденцию, а сейчас в партнерстве с Тбилисской академией искусств запускаю на базе Ria Keburia Gallery образовательную программу. Я вижу будущее своей галереи именно в том, чтобы быть таким образовательным фондом, который за счет сети партнерств будет поддерживать и развивать культуру.

Найти свое племя

Мне кажется, главное для развития художника — найти свое племя. Вокруг меня всегда были люди, которые меня поддерживали. Даже родители, которые поначалу с недоверием относились к моему творчеству, после первых показов поняли, что я нашла что-то важное для себя, и с уважением отнеслись к моему выбору. Друзья тоже поддерживали любое начинание, даже если оно казалось им непонятным и неблизким.

Конечно, образовательный процесс может приносить разочарования. В моем случае это учеба на социолога. В Европе, например, никто не поступает в вуз в 16–17 лет. Когда я училась на маркетолога, приходилось проходить какие-то абстрактные вещи, когда вроде учишься, вкладываешься, но не понимаешь, для чего тебе это, и возникает эффект какой-то недоделанности. Совсем другое дело — когда занимаешься тем, что тебе по-настоящему нравится.

Несмотря на то что я ушла из моды в искусство, я по-прежнему считаю себя фэшн-дизайнером. Это моя профессия, даже если в данный момент я не крою. Но и художники, с которыми я работаю, — часть моего мира. Каждое мое соприкосновение с артистами, с кураторами — это познание чего-то нового.

Где можно учиться по теме #мода