К началу 1930-х в Москве накопились множество градостроительных проблем самого различного характера — не хватало жилья и воды, был сильно перегружен наземный общественный транспорт. Необходимость разработки проекта преобразования города стала очевидна даже для высшего партийного руководства страны. В 1935 году был принят созданный силами планировочных мастерских Моссовета генеральный план — тогда же графики Александр Родченко и Варвара Степанова получили заказ на парадный альбом о грядущих переменах. Нужно было максимально доступно объяснить задачи Генплана простым читателям, обойтись графикой там, где не хватает фото, и показать город в динамике. Как Родченко и Степанова решали эти задачи, в своих лекциях в рамках выставки «ИЗОСТАТ» в Галерее «На Шаболовке» рассказали кандидат искусствоведения Екатерина Лаврентьева и кандидат архитектуры Юлия Старостенко. T&P записали основные тезисы.

Екатерина Лаврентьева

Кандидат искусствоведения, художник-иллюстратор

Юлия Старостенко

Кандидат архитектуры, историк

Юлия Старостенко: Создание этой книги было связано с принятием постановления ЦК ВКП (б) и СНК «О Генеральном плане реконструкции Москвы» 1935 года. Это один из самых известных документов, связанных с реконструкцией города.

В 1920-х вопросы развития города находились в ведении Московского коммунального хозяйства, которое в силу ограниченности ресурсов занималось лишь минимальным благоустройством. Вплоть до 1931 года руководство страны мало интересовалось проблемами столицы и не ставило задачи ее реконструкции. Когда ситуация кардинальным образом изменилась, пропаганда этой реконструкции стала очень важна. Людям, на тот момент жившим в коммуналках или барачных поселках на окраинах города и добиравшимся до работы на трамваях, свисая с подножек, было не очень понятно, почему же намечается не строительство жилья, а строительство различных дворцов и устройство новых улиц и площадей в центре.

Книга «Москва реконструируется» была одним из элементов этой пропагандистской работы. На мой взгляд, она стала попыткой перевести на доступный обывателям язык другую книгу, вышедшую в 1936 году, — книгу «Генеральный план реконструкции Москвы», представлявшую собой сборник документов. В обоих этих парадных изданиях ставилась задача показать, что все, что было сделано в области реконструкции Москвы с 1931 по 1935 год, было продуманно и последовательно — хотя на самом деле все, конечно, было не так. В этих книгах не упоминались жалобы на состояние города, поступавшие в Политбюро в начале 1930-х годов, не упоминался тот сложный процесс формирования отдельных положений Генерального плана, который задержал появление постановления «О Генеральном плане реконструкции Москвы».

Екатерина Лаврентьева: Основная идея — показать благоустройство города, его движение в светлое будущее, сопоставить город прошлого и город будущего.

В центре — графика

Это издание необычное именно из-за обилия статистической информации, изобилия того, что можно назвать «картинки» или «иллюстрации». В основном в арсенале Родченко и Степановой — фотокниги, где иллюстрации могли присутствовать, но их было все-таки меньше. Здесь же иллюстрации, которые печатались в технике литографии, стали важной частью книги, с ними надо было считаться.

С точки зрения работы с инфографикой здесь можно выявить много различных стилей и от классической инфографики Отто Нейрата — четкого, абсолютно пиктографического изображения:

— до очень художественного, когда условный символ превращается в целую картинку:

Плоскость и объем

Фотокнига в 1930-е годы — это произведение полиграфического искусства, которое создается на стыке двух направлений: первое — экспериментальный кинематограф, в первую очередь берущий начало от Дзиги Вертова, второе — собственно дизайн. Это сочетание кино и архитектуры, кинематографического повествования и различных трехмерных конструктивных вставок в эти книги.

Александр Родченко никогда не был художником, работающим только на листе бумаги, только с плоскостью. Это человек, который постоянно за плоскостью видит объем. Когда ему попадается такая задача — поработать с многостраничным изданием, которое само по себе плоское, в котором очень много страниц, — он начинает конфликтовать с этой конструкцией, в которой объема по определению быть не может, и начинает искать способы этот объем туда ввести. Сделать это можно с помощью вкладок и вклеек, разнообразных игр с бумагой — с тем, как можно ее сложить, а затем руками читателя трансформировать в объем.

Где можно учиться по теме #графический дизайн

Где можно учиться по теме #архитектура