В 2019 году мы писали не только об образовании, lifelong learning и карьере, но и порой задавались неожиданными вопросами. Как изменится наше восприятие психических расстройств, если взглянуть на них сквозь призму феминизма? Как устроен институт репутации в академической среде? Что мешает сохранению национальных языков и почему в их исчезновении отчасти виноваты те, кто их преподает? В этой подборке — ответы, которые мы нашли.

Возвращение коммуналок: почему молодые люди полюбили коливинги

Коливинги — новая форма проживания для людей, которые за сумму, сравнимую со стоимостью аренды приличной однокомнатной квартиры, выбирают спать и есть рядом с единомышленниками. Обычно в коливингах живут молодые люди, тоскующие по живому общению, желающие повысить личную и профессиональную продуктивность и не стремящиеся привязываться к одному месту. T&P разбираются, почему коллективный быт снова вошел в моду, что коливинги говорят о переменах в человеческих отношениях и почему это все же не коммуналки.

Истерика как борьба: как феминистская оптика меняет наши взгляды на психологические проблемы

В последние годы теорию химического баланса (представление о том, что заболевания вроде депрессии связаны с химическим дисбалансом в мозге) активно критикуют, призывая обратить внимание на социальные причины расстройств. Способствовать развитию депрессии или тревожности может сама жизнь в больших городах, культура переработок, одиночество — и гендер. T&P разбираются, как женская социализация влияет на развитие психологических проблем, почему у девочек реже диагностируют расстройство аутистического спектра и можно ли «вылечить нервы», победив неравенство.

Из-за ЕГЭ люди забывают родную речь: преподаватели национальных языков — о работе, идентичности и образовательных стандартах

В 2018 году в России отменили обязательное изучение национальных языков — решение вызвало многочисленные протесты. При этом активисты, выступающие за поддержку локальных языков, признают, что среда для их повседневного использования выхолащивается — молодые люди скорее будут учить английский как более перспективный. В этом частично виноваты и учителя, которые привычно учат грамматике, а не живому общению. И «обеспечение учебного процесса» — учебники написаны учеными, далекими от школьной педагогики, а ЕГЭ вынуждает отказываться от билингвизма, чтобы не допустить на экзаменах случайных языковых ошибок, которые могут стать фатальными. T&P обсудили эту сложную тему с тремя преподавателями национальных языков.

Откуда взялся список профессий, запрещенных для женщин, и что с ним будет теперь

Еще недавно для женщин в России были недоступны 456 профессий. Среди них вполне обычные, на первый взгляд, работы: машинист электропоезда, дальнобойщик, водитель автобуса и т. д. В начале июля стало известно, что Минтруд предложил сократить его до 98 позиций. T&P разбираются, почему полное равенство в сфере труда настанет нескоро, зачем государству список запрещенных профессий и как вдохновлять школьниц становиться пилотами.

ВАК или институт репутации: как работает экспертиза внутри академического сообщества

В этом году из состава Высшей аттестационной комиссии (ВАК) исключили сооснователя «Диссернета» Михаила Гельфанда. С помощью органа, который контролирует все диссертационные советы в России, Гельфанд и его единомышленники боролись с фальсификациями и плагиатом в научных работах (в том числе за авторством чиновников и других высокопоставленных лиц). На первый взгляд кажется, что ВАК — потенциально эффективный орган для контроля за недобросовестными учеными и борьбы с лженаукой. Однако мировая практика показывает, что верификация научных исследований более эффективна, когда децентрализована. Как контролируют производство знания в современном мире, есть ли в науке место авторитетам и возьмут ли ВАК в будущее — T&P расспросили экспертов из разных областей науки.