Для родителей дети всегда будут оставаться детьми, не важно, сколько лет стукнет чаду — 12 или 42. Однако в последнее время о сепарации от родителей заговорили с новой силой. Этот процесс буквально переводится как «отделение», и психологии он известен уже давно, но сейчас он переживает бум популярности. Разбираемся, что это такое, как работает сепарация и почему она нужна не только детям, но и родителям.

Что такое сепарация?

Сепарация — это процесс отделения ребенка от родителей, обретения самостоятельности и независимости. Он протекает сложно для обеих сторон: ребенку приходится самостоятельно совершать «первые шаги» и нести ответственность за свои поступки, разбираться с последствиями, а родители вынуждены смотреть, как их ребенок оступается, набивает шишки и порой действует не по сценарию. И те и другие сталкиваются с непредсказуемостью и собственной беспомощностью, и для многих семей сепарация проходит с конфликтами и войнами кухонного масштаба.

«Мы уже говорили о популярности личных границ, выросшей из-за локдауна, а установка личных границ — физических, финансовых, эмоциональных и так далее — это результат сепарации в том числе. Личные границы мы формируем, отделяясь от нашей первичной группы — семьи», — комментирует Алена Ванченко, психотерапевт, нейропсихолог.

Человеческая жизнь в целом — это череда сближения и отдаления от близких. Ученые насчитывают несколько основных эпизодов сепарации в жизни родителя и ребенка, их еще называют «кризисами».

  • 1–3 года. В этом возрасте ребенок только осваивает самостоятельные навыки, постепенно отказываясь от участия родителей в привычных ритуалах. Он уже начинает копировать взрослых, а возраст трех лет ученые называют «Я сам» не просто так: ребенок пытается выполнять все больше действий самостоятельно. Да, оттуда растут ноги у истерики, когда ему не дали нажать кнопку в лифте.

  • 4–7 лет. В этом возрасте начинается социализация, и родители постепенно перестают быть единственным источником авторитетной информации о мире. Если раньше ребенок набивал шишки об углы в родном доме, то теперь он начинает приходить домой с синяками из песочницы в детском саду. Примерно в это же время дома появляются первые «женихи и невесты».

  • 8–12 лет. В этом возрасте ребенок становится более привередливым, он уже внимательнее выбирает круг своего общения, на первое место выходят интересы, которые в свою очередь стали сложнее мультиков.

  • 12–18 лет. Самый сложный период, когда ребенок требует полного признания своей самостоятельности и взрослости. К этому добавляется требование личного пространства, свободы передвижения, ослабления родительского контроля. Каждое ограничение воспринимается в штыки и со скандалом, даже если в основе его лежали наилучшие намерения.

  • От 18 лет. Если в предыдущем эпизоде все остались живы и даже умудрились не расплеваться, то в этом возрасте ребенок как по волшебству может собрать свои вещи, выпорхнуть из гнезда и звонить, только чтобы обрадовать родителей дипломом, покупкой своей квартиры, поздравить с днем рождения и Новым годом, а также спросить, не надо ли помочь чем-то. Картошку посадить, например.

Это, конечно, отчасти иллюзия. Если сепарация проходит успешно, то общение между родителями и детьми переходит в формат общения двух взрослых, которые принимают точку зрения друг друга и уважают личные границы. Просто перетерпеть эпизоды сепарации, похрустывая попкорном, недостаточно. Из всех этих навыков ребенок и родитель должны вынести несколько уроков независимости.

«Если описать весь процесс сепарации как таковой, то сначала ребенок делает так же, как родители, потому что они — одно целое. Потом ребенок принимает решения так, чтобы родители максимально это не поддерживали, а затем происходит взросление, когда человек принимает решения несмотря на то, что его родители сделали бы точно так же. То есть у нас получается взрослый человек, который совершает поступки не назло родителям и не для того, чтобы порадовать их, а просто потому что ему так нужно, хочется и так далее», — комментирует Алена Ванченко.

За переживанием детских истерик и подростковых скандалов, хлопанья дверьми и криков проходит несколько важных процессов. Обе стороны учатся эмоциональной независимости друг от друга (когда никто не перекладывает друг на друга ответственность за собственные эмоции), принимают то, что они не всегда будут соответствовать идеализированным представлениям друг о друге, строят личные границы. Без них нельзя говорить о том, что сепарация прошла успешно.

Если вы хотите развить гибкость мышления и научиться быстро адаптироваться к меняющимся обстоятельствам, вам поможет курс Agile.

Высокая цена сепарации

В процессе сепарации члены семьи теряют не только калории и нервные клетки, которые горят во время очередного скандала. Родственники вынуждены расстаться еще и с иллюзиями друг о друге и о самих себе.

Вы (и родители, и дети) можете быть плохими, неидеальными, непохожими на семьи из рекламных роликов

Это может проявляться по-разному. Например, родители могли всячески поддерживать творческий путь ребенка, но затем осуждать его за выбор художественного вуза, потому что «не мог нормальную профессию выбрать?» и «а семью когда?». Ну или подставьте любую другую ситуацию, где обе стороны хотят как лучше. Конфликты на этой почве иногда могут привести даже к полному разрыву отношений. И это не будет сепарацией.

Вы почувствуете себя ненужными

И родителям, и детям придется научиться жить с тем, что их не всегда будут выбирать в первую очередь. Что с ними не будут делиться всеми событиями и планами.

«Родители получают в результате сепарации кризис, где им приходится вспомнить, что у них, кроме ролей матери и отца, есть и другие социальные роли: супругов, любовников, друзей, коллег и так далее. На время родительства эти роли были убраны в загашник, а теперь их нужно вынести на первый план и начать пользоваться ими дальше. Дети же получают свою завершенную личность. В результате все сепарированы, каждый живет свою собственную жизнь и никто не является смыслом жизни друг для друга», — комментирует Алена Ванченко.

Вы не сможете нести ответственность друг за друга

И никто из родственников не сможет повлиять друг на друга. Не все люди готовы мириться с таким поворотом событий, и, например, даже живя отдельно, в разных городах, близкие люди будут стараться узнать, хорошо ли вы питаетесь.

Правила сепарации

«Ответственность за сепарацию лежит в первую очередь на ребенке, но родители своими действиями очень легко могут замедлить и задавить этот процесс. Поэтому им нужно будет постепенно — с 3–4 лет — готовить ребенка к самостоятельности через диалог и действие», — говорит Алена Ванченко.

Уроки самостоятельности

С 3–4 лет ребенку можно давать небольшие задания по дому, чтобы он постепенно учился сам решать какие-то бытовые задачи, осваивал инструменты, которые помогут ему потом во взрослой жизни. К подростковому возрасту это количество задач и выборов должно дойти до какого-то разумного числа.

Демократический подход

Он заключается в том, что родители объясняют свои решения и поступки в том числе эмоциями, страхами и прислушиваются к решениям своего ребенка при наличии такого же грамотного обоснования. То есть исключается диалог «старших надо уважать, младшим надо уступать».

Это учит ребенка создавать стратегии из своих решений, которые помогают ему выжить в этом мире.

Актуальные статьи и подборки в вашем смартфоне. Подписывайтесь на наш Telegram-канал и получайте все материалы, которые выходят на нашем сайте.