Исследователь ИАЭТ СО РАН снова побывал в Эквадоре, продолжая изучение культуры «вальдивия». Если в прошлом году ученые приоткрыли завесу тайны, касающейся появления керамики в Новом Свете, то нынешние находки позволяют прояснить вопросы заселения Южной Америки. «Сезон был исключительно успешен», — подчеркивает один из руководителей экспедиции, заведующий сектором зарубежной археологии доктор исторических наук Андрей Владимирович Табарев.

Андрей Табарев на раскопе в Эквадоре

Андрей Табарев на раскопе в Эквадоре

Проект, посвященный изучению археологического прошлого Эквадора, выполняется силами ИАЭТ СО РАН, Дальневосточного федерального университета, Университета Тохоку (Япония) и Приморского политехнического университета (Эквадор).

«Главным везением» называет специалист обнаруженные в траншеях, заложенных по обе стороны основного раскопа предыдущего сезона, два погребения, причем, весьма и весьма ранние. «Они относятся как раз к переходу от докерамической культуры к керамической, и, что интересно и уникально, это разные по обряду захоронения. Одно — первичное: человек в него был помещен полностью, целиком, однако, в очень странной позе. Как будто сидел, а потом так и упал на спину. Местные археологи пытались объяснить это таким образом: возможно, тело связали и зарыли, а потом уже в земле веревки истлели, и оно развалилось. Мы же считаем, что положение намеренное — очень уж аккуратно выполнено, тем более, грунты там плотные»,— объясняет Андрей Табарев. — Очень любопытны и сопутствующие предметы — например, кусочек морского коралла, который можно добыть только с большой глубины». Второе погребение было не менее интересным. Прежде всего, оно вторичное: тело умершего какое-то время экспонируется, либо лежит в муравейнике и его объедают термиты, а останки собираются и выкладываются в могилу. «Полностью отсутствует позвоночник, часть ребер, одна рука. Но мы нашли ярко-рыжий кусочек охры — ею выкрасили берцовые кости перед тем, как захоронить останки», — отмечает ученый.

Череп из первого раскопа

Череп из первого раскопа

Самое важное для археологов — у первого погребенного неплохо сохранились зубы. Судя по ним, мужчине было лет тридцать-сорок — предельный возраст для того времени. Один зуб и фаланги пальцев обоих скелетов сейчас находятся в Японии в Университете Тохоку, и исследователи надеются получить генетический материал, что для вальдивии будет сделано впервые. «У нас вообще очень мало такой информации по древним культурам Южной Америки, — комментирует Андрей Табарев. — Ожидания от результатов большие. Дело в том, что есть дискуссия о характере первоначального заселения континента — было оно прибрежное или континентальное, одна волна или несколько. Генетический анализ это четко покажет, кроме того, можно выяснить: какие у предков здешних людей азиатские корни: из Юго-Восточной Азии, Сибири, Японии? Дальше полученные данные можно будет связать с тем, пусть и немногим, материалом, который есть по другим частям Южной Америки». Кроме того, датировка останков, а также исследование митохондриальной ДНК прояснят и то, в каких отношениях находились оба погребенных: принадлежали ли они к одной линии, насколько они были генетически близки или далеки. Свое слово скажут и антропологи, способные определить патологии, возрастные и половые признаки, особенности зубов. Кстати сказать, возможно, эти два захоронения, способные дать множество новой информации — только начало. «У нас есть ощущение, что этими двумя траншеями мы зацепили часть большого погребального комплекса», — говорит Андрей Табарев.

Разборка первого погребения

Разборка первого погребения

Андрей Табарев: «В прошлом году все сложилось очень хорошо. В нынешнем была масса трудностей (про финансовые я умолчу, хотя из-за скачка доллара все стало в два раза дороже). Примерно с мая начал пыхтеть вулкан Котопакси, самолеты не летали. Затем — эпидемия лихорадки чикунгуйя, переносимой комарами. И самое главное — стало приближаться катастрофическое событие Эль-Ниньо, которое случается примерно раз в десять-двенадцать лет, когда на территорию Эквадора и северную часть Перу обрушиваются ливни, дожди, то есть работать становится невозможно, так что мы старались успеть (и успели!) до него».

Обнаружение захоронений, как можно заметить, названо везением главным, но не единственным. По словам Андрея Табарева, полевой сезон был в целом весьма богат на разнообразные «впервые».

Для начала нужно сказать, что археологи воплотили свои планы: как и собирались, нашли и стратиграфически зафиксировали тот самый переход от докерамической к керамической культуре. «Он оказался в плотном слое раковин, до которого мы добрались в прошлый раз, — комментирует ученый. — Сейчас ждем серию радиоуглеродных датировок, чтобы понять, когда именно этот переход случился».

Комплекс с терочниками

Комплекс с терочниками

Во-вторых, были выявлены следы от жилищных конструкций — впервые в таком количестве для раннего периода вальдивии. Судя по выемкам в грунте, дома неоднократно перестраивали, перенося сваи. Как говорят эквадорские специалисты, термиты съедают тридцатисантиметровое бревно примерно за 15 лет, поэтому, видимо, через этот промежуток времени столбы приходилось подновлять.

В-третьих, исследователям — опять же, впервые!— удалось обнаружить комплексы с терочниками, лежащими так, как были оставлены теми людьми, кто занимался работой. Причем на древнем аналоге бытовой техники ранние земледельцы не только перетирали свой маис —здесь же измельчали до порошкообразного состояния пигменты и раковины, затачивали кости.

«И — снова впервые — нам повезло встретить раннюю керамику, ту, которую мы и искали, она технологически выглядит намного проще, чем последующая, принадлежащая культуре вальдивия, — рассказывает Андрей Табарев. — Орнамент немного другой, рыхловатость — это говорит о соответствии начальным этапам производства глиняной посуды».

Ранняя вальдивия

Ранняя вальдивия

Дальнейшие раскопки подарили еще больший сюрприз: на том самом месте контакта (см. выше) археологи увидели совершенно другую керамику, у нее есть свое название — «Сан-Педро». «Раньше она была в Эквадоре в приповерхностных сборах, на разрушенных памятниках, — объясняет исследователь. — Никто не знал, к чему ее относить и как классифицировать. Причем таких артефактов найдено мало, не было верхних частей сосуда, а для археологов последние важны для восстановления формы, диаметра емкости. Мы же обнаружили интересные и хорошие фрагменты, и, судя по технологии, это немного другая культура».

Кстати, о культуре. Точнее, об изобразительном искусстве. Если в прошлом году участникам экспедиции не удалось найти ни одной глиняной фигурки, можно сказать, эмблемы вальдивии, то в этом в наличии оказалось порядка 30 фрагментов. Они все разные, и, судя по всему, тщательно проработанные прически отражают социальный, возрастной статус их носителей. «Иконографический ряд начинается с каменных, и нам удалось найти такую— это самая большая каменная фигурка, когда-либо обнаруженная», — отмечает Андрей Табарев.

Одна из найденных керамических фигурок

Одна из найденных керамических фигурок

Андрей Табарев: «Трудно заниматься зарубежной археологией? Несомненно, да. Сложности — в логистике и организации проектов, поскольку каждая страна имеет свою специфику с точки зрения построения науки, в том числе, и археологической, финансовый и академический год идут немного по-другому, есть языковые проблемы. То есть, препятствия не столько даже и финансовые. У некоторых ученых принято сетовать на недостаток финансирования. Мы не жалуемся — мы работаем и будем работать. Главное — есть сложившийся коллектив специалистов, есть поддержка наших научных организаций и научных фондов, а также исключительная заинтересованность эквадорских коллег…».

В следующем году археологи намерены заняться поисками других погребений — но не только их. «В рамках культуры вальдивия где-то на среднем-позднем ее этапах люди начинают воздвигать огромные земляные платформы — размером 10 на 15 метров, высотой до одного. Это насыпи, поверх которых потом настраивались жилые, ритуальные помещения, — поясняет Андрей Табарев. — Когда мы говорим о подобных сооружениях, то речь уже идет о цивилизации, ведь в данных случаях использовался труд большого количества людей в течение продолжительного времени, была нужна и инженерная подготовка. Похоже, недалеко от того участка, где мы работаем, есть такая земляная платформа. Для ее обнаружения мы использовали метод георадарного сканирования, он показал: да, есть нечто, явно не природного происхождения, прямоугольной формы. Нужно это исследовать, и если окажется, что сооружение тоже достаточно древнее, то мы примерно на тысячу лет назад отодвигаем возникновение цивилизации в Южной Америке».