Ученые из НИИ клинической и экспериментальной лимфологии занимаются созданием клеточного продукта для терапии кожных дефектов при сахарном диабете второго типа. Первые доклинические испытания уже показали, что с использованием наработок новосибирских исследователей заживление ран, появившихся вследствие заболевания, проходит в разы быстрее. Это в перспективе существенно облегчит жизнь пациенту и позволит уменьшить применение антибиотиков.

Стволовые клетки крысы

Стволовые клетки крысы

По данным ВОЗ, около 350 миллионов человек во всем мире страдают от диабета. Самый его распространенный вариант — II типа, возникающий чаще всего у людей с избыточной массой тела и низкой физической активностью. Этим видом заболевания уже около двух лет занимаются в НИИКЭЛ:

— При нашем НИИ есть клиника, где активно лечат пациентов с таким диагнозом. Известно, что основным осложнением сахарного диабета является так называемый синдром диабетической стопы: на коже образуются язвы, которые очень долго не заживают, — рассказывает научный сотрудник лаборатории клеточных технологий НИИ клинической и экспериментальной лимфологии кандидат биологических наук Наталья Анатольевна Бондаренко. — Мы задумались о том, что необходимо как-то ускорить процесс регенерации, в том числе с помощью стволовых клеток, решили плотно заняться этой болезнью: провести исследование и разработать биомедицинский продукт.

Научное подразделение, в котором работает Наталья Бондаренко, провело эксперимент: одной группе здоровых мышей при местной анестезии прижигали участок кожи, тем самым создавая язву (по образу тех, что есть у больных). У другой — вызывали сахарный диабет с помощью препарата стрептозоцин, который повышает уровень глюкозы в крови, также создавали ожог и отслеживали, когда у подопытных начиналась гипергликемия. После экспериментаторы ставили грызунам всех видов различные варианты инъекций, а далее смотрели, какие типы клеток и в каком сочетании приводят к более быстрому и эффективному заживлению кожной раны у животных из разных групп.

— Мы пробовали различные комбинации: брали мезенхимальные стволовые клетки (выделяемые обычно из костного мозга или жировой ткани) и вводили их либо только растворенными в физрастворе, либо вместе с их кондиционной средой (культуральная среда, обогащенная биологически активными веществами, продуцируемыми самими клетками), или же с кондиционной средой от фибробластов (клетки соединительной ткани), полученных из кожи, — поясняет кандидат биологических наук.

Далее ученые проследили, как меняется размер ран у животных, и пришли к предварительному выводу: из всех комбинаций сами мезенхимальные стволовые клетки обладают большей эффективностью — уже через неделю после однократного введения заметно, что рана менее воспалена и быстрее заживает, чем при других вариантах. Гистологические срезы тоже это подтвердили.

— Отмечено ускорение процессов эпителизации раневого дефекта кожи в норме и при экспериментальном сахарном диабете у грызунов при лечении, — утверждает ученый.

Среди других подтвержденных преимуществ — разработанный биомедицинский продукт на основе клеток менее вреден, чем антибиотики, которыми пока лечат поражения кожи при синдроме диабетической стопы.

— Если брать стволовые клетки от самого пациента и вводить их в качестве инъекции по краю раны, это будет существенно безопаснее и безвреднее для организма. К тому же для больного плюс в том, что не нужно бесконечно следить за раной, обрабатывать и перевязывать ее. Хотя бы на какой-то период она закроется и, соответственно, болевой синдром не будет проявляться — все ради повышения уровня жизни пациента. В этом очевидное преимущество по сравнению со стандартной терапией.

Исследователи намерены и дальше продолжать эксперименты. По их словам, есть еще множество деталей, которые необходимо проанализировать и учесть, прежде чем применить свои наработки для лечения конкретных пациентов.

— Конечно, пока о внедрении в производство и рутинную практику врачей речь может идти только в контексте перспектив: присутствуют неизученные области и механизмы действия клеток.

Наталья Бондаренко уточняет: переходить к испытаниям на людях, в принципе, можно было бы уже сейчас, если б не закон о работе со стволовыми клетками, который до сих пор не принят.

— Гипотетически мы можем в рамках какого-то местного локального комитета решить и провести отдельное исследование биомедицинского препарата на людях, допустим, в своей клинике, — объясняет ученый. — К тому же если посмотреть зарубежные статьи, станет понятно, что за границей подобные практики давно эффективно применяются. То есть база, на которой можно основываться, уже есть и если закон пройдет все чтения, то можно будет говорить об испытаниях на человеке и выпуске продукта.