Как построить луноход? Когда быт человека будет полностью автоматизирован? Какова роль роботов в восстановительной медицине? На эти и многие другие вопросы ответил Илья Чех, выпускник факультета точной механики и технологии Университета ИТМО в Санкт-Петербурге.

Илья Чех, выпускник факультета точной механики ...

Илья Чех, выпускник факультета точной механики и технологии Университета ИТМО (Выступление на VI Science Slam в Санкт-Петербурге)

— Вы не просто молодой ученый, а еще и предприниматель. Расскажи о том, как пришла идея создания компании W.E.A.S. Robotics?

– Моя компания работает в области робототехники. Название дано не просто так. W.E.A.S — это аббревиатура, первые буквы английских слов water, earth, air и space. Это четыре стихии нашего мира, с которыми взаимодействует человек, и соответственно мы готовы делать роботов разного назначения и для разных областей. Моя команда — это все мои одногруппники, выпускники Университета ИТМО. Задумали мы создание компании еще на IV курсе, но активная стадия реализации началась лишь после окончания университета.

— Ваша команда изготавливает механические и электромеханические протезы с помощью технологий 3D печати. Что подвигло вас на реализацию такого социально значимого проекта?

– Проект начинался с сотрудничества с московской компанией CanTouch, которая занимается промышленной 3D печатью. Мы разработали для них собственную уникальную конструкцию, которая бы не повторяла зарубежные аналоги. Затем мы познакомились с врачом из Санкт-Петербургского научно-практического центра медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов им. Г.А. Альбрехта, который рассказал нам о трудностях в сфере детского протезирования. Из его речи стало понятно, что это реальная проблема, которая требует решения. Еще одним переломным моментом стала встреча с семилетним мальчиком Даниилом, которому поставили наш протез пальцев. Увидев его улыбку, мы захотели сделать то же самое для тысяч других детей. Благодаря протезу Данила мог, как и все дети, играть и свободно двигаться. Именно этот блеск в глазах и вдохновил нас.

— Вы участвовали в реализации проекта лунного робота под эгидой «Сколково». Каковы перспективы этого проекта?

– Компания, в которой я работал, называется «Селеноход». Она участвовала в реализации проекта доставки на Луну первого частного лунохода. Я был среди нескольких энтузиастов, которые занимались его конструированием. Но проект был закрыт, так как частного финансирования не хватало на его реализацию. В октябре прошлого года эта компания выиграла грант на конструирование системы стыковки для малых космических аппаратов. И до конца января мы работали вместе над этим проектом. Но тема космоса в России довольно закрытая, да и рынок очень сложный. Ведь в этой сфере доверие больше вызывают государственные компании.

— Из прозвучавших ответов понятно, что вы занимаетесь проектированием роботов для различных сфер. Какие области вас привлекают еще? И есть ли какой-то конечный пункт в этом научном путешествии?

– Если говорить о ближайших планах, то мой выбор — это медицинская робототехника. Я хочу делать хорошие рабочие проекты. Если говорить о глобальных задачах, я не думаю, что буду фокусироваться на какой-то одной области.

— Благодаря бизнес-инкубаторам, а также взрыву предпринимательской активности в России, можно говорить о зачатках неуниверситетской и негосударственной науки. Можете ли вы сказать о перспективах и проблемах этого явления?

– Я считаю, что перспектив у негосударственной науки гораздо больше, так как частные компании и инвесторы нацелены на скорейшую реализацию проекта. Перед ними стоит конкретная задача — в течение минимального срока, потратив минимальное количество денег, сделать максимально полезный и прибыльный продукт. Это рыночный подход, который актуален и в научной сфере. И если часть научных разработок будет в руках частных предпринимателей, это может быть полезно и для самой науки в том числе. Однако нужно понимать, что обойтись без профессионалов из университетов невозможно.

— Для большинства людей роботы — это герои фантастических фильмов. Через сколько лет роботы могут стать распространенным явлением, помощниками обычных людей?

– Частично об этом можно говорить уже сейчас. Робот-пылесос, например, чем не робот? А если серьезно и масштабно, то следующий этап в науке — это умный дом, который поможет максимально автоматизировать быт человека. Затем наступит эпоха андроидных роботов. Умные дома — явление, которое распространится через 5-10 лет.

— Международные проекты популяризации науки захватывают Петербург и Россию. Они пробуждают огромный интерес к научным исследованиям у самых обычных людей. Удалось ли тебе убедиться в этом?

– Могу точно сказать, что возросший интерес к науке наблюдается у студентов и абитуриентов. Сейчас переломный момент: человек уже не идет в университет, чтобы получить отсрочку от армии или просто ради «корочки». В университет идут, чтобы учиться, чтобы связать свою жизнь с интересным и полезным делом.

Пресс-служба Университета ИТМО