Людям свойственен альтруизм, т.е. безвозмездная помощь другим людям, но некоторые безвозмездно помогают не людям, а животным, даже бездомным животным. Возникает вопрос: а зачем они это делают? Над этим вопросом задумались сотрудники факультета психологии МГУ. Результаты их исследований опубликованы в журналах Вопросы психологии и Society and Animals.

Надо сказать, что в мировой психологической литературе очень мало исследований на тему помощи бездомным животным. Возможно, это следствие того, что все такие исследования проводились в США и Западной Европе, где благотворительность очень развита. Можно сказать, что помогать кому-нибудь стало там нормой жизни, хорошей традицией. И в этих странах, видимо, не замечают разницы между помощью бездомным людям и помощью бездомным животным. Неудивительно, что во всех таких работах вопрос о причинах альтруистической помощи животным четко не ставился, и поэтому никакого ясного ответа найдено не было. В России ситуация другая. С одной стороны благотворительность здесь пока не очень развита, в соответствующем международном рейтинге наша страна во второй сотне. С другой стороны, люди, помогающие животным (их называют зоозащитниками), достаточно активны, они даже митинги в защиту животных проводят. Поэтому можно предположить, что зоозащита — это особый вид благотворительности, отличный от помощи людям.

Психологи выдвинули две первоначальные гипотезы о том, почему люди занимаются зоозащитой. Одна гипотеза состояла в том, что у зоозащитников (подавляющее большинство среди них женщины) есть проблемы в общении с людьми, которые они компенсируют, помогая животным. То есть, у этих людей нет семьи и/или детей или работы. Может также быть, что семья и работа есть, но зоозащитник не удовлетворен своей семьей или работой. Другая гипотеза была в том, что зоозащитники –люди более чувствительные к бедам других, включая животных, чем средний человек. Когда зоозащитница видит бездомную собаку, она не может пройти мимо, в отличие от обычных людей, которых эта картина не захватывает. Стремление заниматься зоозащитой может быть обусловлено обеими гипотезами, так как они не взаимоисключающие.

В исследованиях участвовали две группы испытуемых (все женщины). Одну группу составили зоозащитницы, которых нашли на сайте «Кот и Пес». Другая группа представляла обычных людей и состояла из студентов, знакомых и друзей экспериментаторов. Вся разница между группами была в том, что представители второй группы не были найдены на сайте зоозащитников. Группы были уравнены по среднему возрасту. Исследования проводились через интернет и были анонимными.

Чтобы проверить первую гипотезу всех испытуемых спрашивали, есть ли у них семья, дети, работа. Если семья и работа были, то удовлетворенность ими оценивалась с помощью специальных опросников. Для проверки второй гипотезы предлагалось по пятибалльной шкале оценить ряд утверждений об отношении к бездомным животным, а также об отношении к нищим и бездомным людям.

Первая гипотеза не подтвердилась. Оказалось, что у зоозащитников в той же степени, что и у других людей есть семья, дети, работа и они также удовлетворены своей семьей и работой. Выяснилось, что бездомные животные вызывают у зоозащитников более сильные чувства, чем у других людей, но, к полному удивлению исследователей оказалось, что зоозащитники готовы заботиться о бездомных людях меньше, чем другие испытуемые! Например, зоозащитники реже готовы подавать милостыню и у них реже возникает желание помочь бездомному человеку. Вторая гипотеза, следовательно, тоже не подтверждается, потому что она предполагала, что зоозащитники должны больше заботиться и о животных, и о людях.

Получается, что есть обычные во всех отношениях люди, которые, однако, в какой-то мере, любят животных больше, чем людей! Среди утверждений, которые надо было оценить, прямо было и такое: «Я люблю животных больше чем людей». Самый частый ответ на него (мода выборки) среди зоозащитников был «совершенно верно», а среди других людей — «нет, это не так».

Сразу возникает вопрос о том, откуда берутся зоозащитники. Ведь никакая религия, никакое этическое учение в мире не считает, что животных надо любить больше, чем людей. Кроме того, люди разводят животных, чтобы их есть. Тех животных, которых считают домашними и не едят в одних странах, могут есть в других. Таким образом, стремление заниматься зоозащитой нельзя объяснить тем, что в обществе закрепилось какое-то особенное отношение к некоторым видам животных. Поскольку стремление заниматься зоозащитой трудно вывести из общественных норм, то возможно, что в основе активности зоозащитников лежит какой-то врожденный механизм.

Можно предположить, что когда первые животные были одомашнены, а это были собаки, то в некоторых племенах к таким животным относились лучше, а в других хуже. В тех племенах, где относились лучше, выживаемость собак была выше, а это в свою очередь способствовало выживанию людей. Любовь к животным в этих группах закрепилась на генетическом уровне, а затем распространилась на всю популяцию людей. У этого объяснения есть, однако, один недостаток. Довольно трудно представить себе ситуацию, когда к животным стали относиться лучше, а к людям нет. По крайней мере, в современном мире гуманизация отношения к животным кажется связанной с гуманизацией отношения к людям. Но тогда генетически должна была передаваться более сильная любовь и к животным, и к людям. Это соответствовало бы второй первоначальной гипотезе исследования. Но эта гипотеза не подтвердилась. Получается, что для развития только любви к животным без усиления любви к людям должно было произойти какое-то событие, в котором животные сыграли очень важную роль в жизни людей.

Например, известно, что когда наши предки пришли в Европу из Африки 45000 лет назад, Европу населяли неандертальцы, которые, однако, вскоре после этого вымерли. Почему же это произошло? До недавнего времени предполагалось, что неандертальцы проиграли, потому что они уступали в умственных способностях. Однако за последнее время накопилось много доказательств тому, что неандертальцы были не глупее чем предки современных людей. Американская исследовательница Пэт Шипман выдвинула интересную гипотезу о том, что преимущество людям обеспечили волки, которых они одомашнили и превратили в собак, и написала целую книгу на эту тему. С собаками гораздо эффективней происходит охота и поэтому люди победили.

Однако у гипотезы Шипман есть слабое место — если неандертальцы были не глупее людей, почему они тоже не одомашнили волков? Можно думать, что люди смогли одомашнить волков, потому что среди них, из-за случайной мутации появились предки современных зоозащитниц. Они защищали и спасали будущих собак, когда те приходили к стойбищам древних охотников, столь же яростно, как защищают и спасают животных сегодня их потомки. Действительно, охота — непростое дело, а тут дичь приходит сама, но древние зоозащитницы не давали убивать животных, что и привело к постепенному превращению волков в собаки. А у неандертальцев такой мутации не случилось, вот они и не смогли одомашнить волков и потом исчезли. Получается, что человечество очень обязано зоозащитникам. Конечно, чтобы проверить эту или другие гипотезы о возникновении желания безвозмездно помогать животным, нужны новые исследования.