Глобальное изменение климата не имеет однозначной оценки среди специалистов и простых жителей планеты. Наблюдается рост числа и масштабов климатических аномалий, например, резкие локальные похолодания, аномальные потепления и экстремальные выпадения осадков или наоборот засуха. Появление не свойственных какой-либо территории земного шара особенностей климата — это обратная сторона глобального потепления.

Ученые лаборатории физики климата и окружающей среды УрФУ на протяжении нескольких лет занимаются изучением климата. По их словам, причина в резком росте концентрации парниковых газов в атмосфере, главным образом углекислого газа и метана, начавшемся примерно 150 лет назад.

«Виноват ли человек? Вопрос дискуссионный, — говорит заведующий лабораторией физики климата и окружающей среды ИЕНиМ Вячеслав Захаров. — Но я считаю, что человек создает проблему, потому что резкий скачок роста концентрации парниковых газов произошел 150 лет назад. Что делал в это время человек? Он начал активно утилизировать уголь и строить города».

В результате роста концентрации парниковых газов и усиления парникового эффекта наша планета в целом нагревается, но неравномерно из-за столь же неравномерного распределения энергии по широтам.

«Мы живем в средней полосе, и если наша среднеширотная атмосферная ячейка перемешивается с полярной, к нам приходит холодный воздух, но это не значит, что глобально потепление закончилось, просто наш теплый воздух ушел в полярную область, в результате возросла скорость таяния льдов», — добавил профессор Захаров.

По словам Вячеслава Иосифовича, резкие климатические аномалии происходят все чаще, их продолжительность растет, и будет нарастать со временем. Рост числа и масштабов этих климатических аномалий позволяют судить о том, что климатическая система выходит из равновесия и со временем проблемы только нарастают.

В Екатеринбурге и области, по сравнению с северными широтами, изменения климата не так заметны, но среднегодовые температуры, например, в Арктических широтах за последние 50 лет выросли на несколько градусов.

В Салехарде здания, как правило, установлены на сваях в мерзлоте, однако глубина оттаивания мерзлотного слоя растет с каждым годом (это подтверждается измерениями, проводимыми лабораторией физики климата и окружающей среды УрФУ), что может привести к перекосам зданий. Ситуация с перекосами зданий есть и в Красноярском крае, например в Игарке. В городе есть угроза разрушения некоторых зданий из-за таяния вечной мерзлоты.

В этом году в феврале в Салехарде, по данным метеостанции отклонение от нормы составило +12,5 градусов, а 27 февраля температура поднималась до нуля градусов. Если не учитывать потепление и увеличение глубины оттаивания мерзлотного слоя при строительстве, то это может привести к серьезным экономические тратам и риску для здоровья и жизни человека.

«В столице Урала и Свердловской области заметного изменения климатических переменных (т.е. средних величин за 10 лет и более) не происходит, однако наблюдается хаотизация климата, что проявляется как увеличение разброса между среднегодовыми температурами в разные годы. Этого нельзя сказать о более северных территориях. Чем севернее территория, тем заметнее там потепление, т.е. увеличение средних за большой период температур», — добавил Захаров.

По его словам, с высокой точностью спрогнозировать климатические аномалии достаточно сложно. Климат будущего, который может быть спрогнозирован с помощью моделей, зависит от того, как люди планируют вести себя на планете. Здесь существует несколько сценариев, от того, в котором человек продолжает сжигать органическое топливо в возрастающих количествах, до того, в котором остаются исключительно «зеленые технологии». В зависимости от выбора сценария для моделирования, модель формирует и различные прогнозы климата.

Фото: Александра Хлопотова.

Фото: Александра Хлопотова.

Напомним, лаборатория физики климата и окружающей среды, расположенная в Институте естественных наук и математики УрФУ, работает в сотрудничестве с Институтом математики и механики им. Н. Н. Красовского и Федеральным агентством научных организаций.