Мировая практика показывает, что развитие возобновляемой энергетики сегодня позволяет не только снизить выбросы загрязняющих веществ в окружающую среду и обеспечить энергией территории, на которых в силу тех или иных причин не развита традиционная энергетика, но и служит мощным стимулом экономического роста. Благодаря освоению новых энергетических технологий рождаются новые виды производства, создаются рабочие места для высококвалифицированных специалистов, привлекаются многомиллиардные инвестиции, активизируются научные исследования и разработки. Однако в нашей стране развитие технологий альтернативной энергетики пока идет низкими темпами, несмотря на то, что на правительственном уровне вопросам энергосбережения, повышения энергетической эффективности и развитию возобновляемых источников энергии уделяется серьезное внимание. Так в чем же причина и что нужно сделать, чтобы импульс новых технологий вдохнул новую жизнь в разные отрасли экономики?

В течение нескольких лет группа ученых лаборатории экономической динамики и управления инновациями Института проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН (Москва) изучает такой интересный социально-экономический феномен, как барьеры на пути распространения новых энергетических технологий — солнечной, ветровой, геотермальной и других. Вообще говоря, барьеры распространения новых технологий известны экономической науке давно, ведь каждая инновация, так или иначе, завоевывает себе право на существование, преодолевая сопротивление внешней среды. Однако инновации в энергоснабжении меняют весь инфраструктурный ландшафт экономической системы, а, зачастую, и образ жизни населения, поэтому их распространение связано с преодолением наиболее широкого множества барьеров. Среди них можно выделить технические, экономические, инфраструктурные, информационные, организационные и поведенческие.

В минувшем году исследовательская группа Института проблем управления РАН и вузов-партнеров сосредоточила свое внимание на изучении информационных и поведенческих барьерах распространения энергоэффективных товаров массового спроса — солнечных батарей, тепловых насосов, солнечных коллекторов. Эти устройства позволяют существенно снизить затраты энергии каждому отдельному потребителю, а в масштабе всей экономики их использование дает мультипликативный эффект, выражающийся не только в энергосбережении, но и в росте занятости в сфере производства и обслуживания энергоэффективных устройств и приборов, росте налоговых поступлений в бюджеты и других положительных проявлениях экономической активности.

Исследование было проведено методом личного опроса в трех российских регионах с различными природно-климатическими и инфраструктурными условиями. Это Краснодарский край, Красноярский край и Приморский край. Всего было опрошено 750 человек, преимущественно, представители среднего класса населения, имеющие высшее или средне-специальное образование. Вопросы анкеты были направлены на оценку уровня экологического самосознания респондентов и уровня осведомленности в вопросах энергосбережения, определение основных источников информации о новых энергетических технологиях, оценку ожиданий от внедрения новых энергетических технологий и оценку эффективности государственных программ по энергосбережению и развитию альтернативной энергетики.

В результате серии статистических тестов было выявлено, что количество отмеченных респондентом экологических проблем, которое может служить косвенным индикатором уровня его экологического самосознания, зависит от региона, пола, типа жилья и не зависит от возраста, экономической активности и места проживания. Самое высокое среднее количество отмеченных респондентом экологических проблем наблюдается в Приморском крае (4,9), самое низкое — в Краснодарском (4,2). Женщины в среднем отмечают как важные большее количество проблем (4,7), нежели мужчины (4,2). Люди, проживающие в многоквартирных домах, отмечают в среднем больше экологических проблем (4,6), чем проживающие в индивидуальных домах (4,1).

Наиболее часто упоминаемые экологические проблемы следующие: 80% респондентов обеспокоены проблемой загрязнения атмосферы, 70% — загрязнением водоемов, более 51% — проблемой уничтожения лесов. При этом приоритетность экологических проблем в регионах имеет некоторые различия. Так, в Краснодарском крае на третьем месте по важности отмечается проблема накопления токсичных и радиоактивных отходов (45,8%), тогда как в Красноярском крае это место отдано проблеме дефорестизации, в Приморском крае как одна из наиболее важных экологических проблем еще отмечается проблема использования ГМО.

Для определения уровня имеющейся или потенциальной заинтересованности населения к переходу на широкое использование более энергоэффективных технологий в быту в анкете был предусмотрен вопрос о том, какими способами респонденты экономят электроэнергию и/или иные ресурсы. Оказалось, что подавляющее респондентов большинство респондентов предпринимает хоть какие-нибудь попытки экономить электроэнергию, при этом наиболее популярным способом является использование таких простых приемов, как выключать свет в неиспользуемых помещениях, выключать неиспользуемые бытовые приборы и т.д. (почти 40% респондентов). Только 4,4% респондентов вообще не заботят проблемы энергосбережения (рис. 1).

Рис. 1. Наиболее популярные способы энерго...

Рис. 1. Наиболее популярные способы энергосбережения

Использовать какие-либо другие способы экономии энергии респондентам мешает низкий уровень осведомленности о новых энергоэффективных технологиях (рис. 2). Интересно, что самый низкий (из трех обследованных регионов) уровень осведомленности респондентов о наиболее простой в использовании в условиях частного домовладения технологии солнечных коллекторов зафиксирован именно в Краснодарском крае — регионе с высокой долей индивидуальных домовладений, частных мини-гостиниц и других туристических объектов и наиболее благоприятными природно-климатическими условиями.

Рис. 2 Уровень осведомленности респонденто...

Рис. 2 Уровень осведомленности респондентов о различных энергосберегающих технологиях

При изучении источников информации о новых энергосберегающих технологиях выяснилось, что подавляющее большинство респондентов используют обычные (не специализированные на тематике энергоэффективности) СМИ и друзей, знакомых (рис. 3). Кроме того, выявлена зависимость между использованием определенных источников информации о новых энергосберегающих технологиях и осведомленностью респондента о новых энергетических технологиях. Респонденты, использующие дополнительные (или альтернативные) источники информации к обычным СМИ, имеют более высокий уровень осведомленности о технологиях солнечных коллекторов и тепловых насосов.

Рис. 3 Информационные источники, используе...

Рис. 3 Информационные источники, используемые респондентами для получения об энергосберегающих технологиях

Наряду с неосведомленностью о новых способах энергосбережения, активность респондентов в использовании энергосберегающих товаров и услуг снижает их дороговизна: от 62% респондентов в Краснодарском крае до 70% в Приморском отметили, что для них использование энергоэффективного оборудования и технологий является дорогим.

Интересную информацию дает анализ сочетаний выбора различных вариантов ответов респондента на вопросы о том, что им мешает более активно использовать энергосберегающие товары и услуги в быту и что с энергосбережению. Респондент, отмечающий вариант «Дорого», в 95% случаев одновременно отмечает, что необходимость в использовании энергоэффективного оборудования есть. Это означает, что респонденты осознают необходимость сокращения расходов на электроэнергию и обогрев, для них, эти расходы, по всей вероятности, являются значительными, следовательно, их отношение к дороговизне энергоэффективного оборудования является чисто прагматическим. Такая разновидность стоимостного барьера в литературе еще отмечается как отсутствие доступа к кредитным ресурсам. Данный барьер сравнительно легко устраним с помощью различных стимулирующих программ — субсидирования ставок по кредитам на энергоэффективное оборудование, бонусные выплаты за приобретение и установку оборудования, различные схемы рассрочки первоначального платежа. Всего таких респондентов — почти 61%. Данный результат представляется важным для корректировки и повышения эффективности региональных программ энергосбережения.

Доля респондентов, выбравших одновременно варианты «Недорого» и «Есть необходимость в использовании энергоэффективного оборудования» составляет 26,33%. Данная группа представляется самой перспективной с точки зрения развития рынка энергоэффективных товаров и услуг.

Респондентов, выбравших одновременно варианты «Недорого» и «Нет необходимости», всего 10,2%. Скорее всего, это состоятельные люди, которые не привыкли экономить на таких базовых благах как потребление энергии. Наиболее значимым стимулом к приобретению энергосберегающего оборудования для данной категории респондентов, по нашему мнению, может быть планомерное и систематическое повышение их уровня эко-сознания.

Результаты проведенного исследования позволяют сделать несколько практических выводов о направлениях совершенствования и повышения эффективности краевых целевых программ по энергосбережению, реализуемых в настоящее время в исследуемых регионах. Как видно из результатов опроса респондентов, изменение содержательной части информационных кампаний по пропаганде энергосбережения и энергоэффективности в сторону повышения информированности потребителей об имеющихся на рынке энергоэффективных технологиях, товаров и услугах является первоочередной задачей.

Подробнее с результатами серии проведенных исследований барьеров распространения новых энергетических технологий можно ознакомиться в публикациях:

Ратнер С.В., Иосифова Л.В. Информационные барьеры как фактор снижения скорости диффузии новых технологий // Экономический анализ: теория и практика, №16, 2014, стр. 14-28

Ратнер С.В. Барьеры диффузии новых технологий: на примере альтернативной энергетики // Материалы Семнадцатых Друкеровских чтений «Инновационные перспективы России и мира: теория и моделирование", 2014, стр. 84-99

Нижегородцев Р.М., Ратнер С.В., Чередниченко А.А. Информационные барьеры и диффузия новых технологий: межстрановые сопоставления // Вестник Челябинского государственного университета, 2014, №9, выпуск 44, стр. 18-26