Результаты нового исследования сибирских и уральских ученых, опубликованные в престижном журнала Quaternary Science Reviews, показали, что отсутствующий сегодня в фауне этих регионов дикобраз населял Горный Алтай в относительно теплый период около 30–40 тысяч лет назад.

Немногочисленные находки черепов, костей и зубов ископаемого дикобраза на севере Евразии, где сегодня этот вид не обитает, были известны с конца 1980-х годов. Одним из первых обнаружил и определил их известный сибирский палеонтолог Николай Дмитриевич Оводов, который вместе с коллегами в течение 15 лет на чистом энтузиазме проводил систематические раскопки уникального палеонтологического объекта — пещеры Разбойничьей в Горном Алтае. В конце 1990-х — середине 2000-х гг. к этим немногочисленным (но оттого чрезвычайно важным) находкам добавились кости и зубы дикобраза из пещер Усть-Канская и Страшнáя на Алтае, и ряда объектов Урала: пещер Махневская Ледяная, Идрисовская, Виашерская, Палласа и Барсучий Дол. Стало ясно, что факт обитания дикобраза далеко за пределами его сегодняшнего ареала — не случайность, но если принадлежность костей и зубов этому виду не оставляла сомнений, то вопрос о возрасте находок оставался открытым до недавнего времени.

Кости и зубы дикобраза из пещеры Стра...

Кости и зубы дикобраза из пещеры Страшная (масштаб в сантиметрах). Предоставлено Ярославом Кузьминым

Посредством научной кооперации российских и американских ученых в Университете Аризоны (Тусон, США) было проведено радиоуглеродное датирование зубов и костей дикобраза из пещер Разбойничья, Страшная, Усть-Канская, Махневская Ледяная и Палласа. Итогом этой работы стала недавно опубликованная статья. В работе участвовали специалисты из Института геологии и минералогии им. В. С. Соболева СО РАН, Института археологии и этнографии СО РАН, Института экологии растений и животных УрО РАН, Горного института УрО РАН, Университета Аризоны.

Ученые выяснили, что присутствие дикобраза в Горном Алтае около 30 тысяч лет назад в пещере Разбойничьей и около 40 тысяч лет назад в пещере Страшной можно рассматривать как надежно установленное, — проведено прямое радиоуглеродное датирование останков этого вида с помощью ускорительного масс-спектрометра. Дикобразы жили на Алтае в течение так называемого каргинского межстадиала — периода между двумя оледенениями. В это время в западной части Горного Алтая (район пещеры Страшной) господствовали открытые степные ландшафты, но по долинам рек и на склонах гор северной экспозиции сохранялись участки лесной растительности. В северо-западной части Алтайской горной страны, где находится пещера Разбойничья, в растительном покрове доминировали леса и луга. В целом для дикобраза как крупного грызуна такие ландшафты были вполне подходящими для долговременного обитания. По мере приближения к эпохе максимального похолодания, которая началась около 27 тысяч лет назад, природная обстановка в Горном Алтае менялась: становилось меньше лесов; увеличивалась площадь, занятая травами и кустарниками; понижалась температура воздуха и уменьшалось количество осадков. В результате дикобраз как относительно теплолюбивый вид исчез из данного региона.

Кроме того, история заселения дикобразом Урала отличалась от алтайской. Находки данного вида известны на Урале вплоть до 60 градусов северной широты, но возраст их существенно более древний, чем в пещерах Алтая. Судя по косвенным оценкам, основанным на данных по ископаемой фауне млекопитающих и геологическим признакам, уральские дикобразы жили около 100—130 тысяч лет назад. Об этом говорит и то, что из костей на одном из объектов (пещера Палласа) не удалось получить материал для датирования, а в другом местонахождении — Махневской Ледяной пещере — возраст зуба дикобраза превысил максимальный, который определяется с помощью радиоуглеродного метода (50 тыс. лет). Природные условия отрезка 100—130 тысяч лет назад, который носит название микулинское (в Сибири — казанцевское) межледниковье, были теплее и влажнее современных, и дикобраз вполне мог обитать на Среднем Урале. По мере того как, начиная со 100 тысяч лет назад, климат становился холоднее и суше, чем в микулинское время, природная обстановка для дикобраза в этом регионе становилась неблагоприятной, и он мигрировал в более южные части Европы и Азии. Возможно, что в теплое казанцевское время дикобраз обитал также и на Алтае, на что указывает запредельная дата его зуба из Усть-Канской пещеры — более 50 тысяч лет.

Зубы дикобраза из пещеры Махневская Ледяна...

Зубы дикобраза из пещеры Махневская Ледяная (масштаб в сантиметрах). Предоставлено Ярославом Кузьминым

Находки костей и зубов ископаемого дикобраза на Урале и Алтае являются на сегодняшний день самыми северными в мире, а останков из пещер Разбойничья и Страшная — самыми молодыми из них по возрасту. Это означает, что около 30—40 тысяч лет назад на Алтае существовал рефугиум (участок земной поверхности или Мирового океана, где вид или группа видов пережили или переживают неблагоприятный для них период геологического времени, в течение которого на больших пространствах эти формы жизни исчезали. — Прим. ред.) для дикобраза, тогда как в сопредельных регионах Сибири он не обитал. Этот феномен, который раньше выглядел как предположение (хотя отчасти и обоснованное), теперь подтвержден результатами радиоуглеродного датирования.

Стоит подчеркнуть, что дикобраз — «редкий гость» в составе ископаемых животных Сибири и Урала, и знания о времени и условиях его обитания важны для понимания процесса формирования современной фауны животных Евразии, а также для углубленного изучения процесса вымирания — полного или частичного исчезновения определенных видов животных. Так, в 2015 г. группой ученых, в которой были и некоторые участники настоящей работы, в том же журнале Quaternary Science Reviews опубликовано исследование процесса вымирания другого «экзотического» для Сибири животного — большерогого оленя (см. «НВС» от 12 марта 2015 г.). Результаты работы также были весьма неожиданными: оказалось, что олень с огромными рогами спокойно проживал в Сибири от Иртыша до Байкала еще 12 тысяч лет назад, хотя ранее почти никто из ведущих палеонтологов об этом даже не подозревал.

Ярослав Кузьмин специально для «Науки в Сибири»