Питьевая вода — стратегический ресурс, стоимость которого постоянно растет. Ее качество и доступность зависят от многих факторов и вызовов — глобальных (например, изменения климата) и национальных (неэффективного управления водными ресурсами). Как обеспечить устойчивость водных систем, повысить эффективность водопользования и создавать новые товары и услуги в этой сфере, обсудили на конференции НИУ ВШЭ «Форсайт и научно-техническая и инновационная политика».

Жители многих стран до сих пор лишены доступа к качественной питьевой воде. В целом ряде государств, в частности и в России, где сосредоточено около 20% мировых запасов пресной воды, существуют значительные проблемы водопользования и водопотребления. Чтобы оптимизировать развитие этой сферы и наладить поиск научно обоснованных решений, в этом году стартовал совместный форсайт-проект НИУ ВШЭ и группы компаний «Ренова» «Исследование глобальных вызовов и долгосрочных тенденций инновационного развития». Его промежуточным результатам был посвящен круглый стол «Глобальные тенденции в сфере водных ресурсов». Организовали и провели мероприятие научные сотрудники Лаборатории исследований науки и технологий Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Оздчан Саритас и Лилиана Проскурякова. Список всех участников семинара см. на сайте конференции.

Вода — и общее благо, и товар

Среди глобальных вызовов, которые ждут человечество в ближайшие десятилетия, эксперты выделили:

Изменение климата и такие его последствия, как повышение средней температуры, увеличение продолжительности засушливых периодов, опустынивание территорий (Михаил Козельцев, НИУ ВШЭ, «ClimaEast»; Аттила Хаваш, Центр экономики Венгерской академии наук).

Рост населения Земли, который порождает проблемы реализации универсального права каждого человека на воду (Дэниел Склэрье, Университет Джорджа Мейсона, США). К 2015 году, напомнил Сергей Сиваев (Внешэкономбанк, НИУ ВШЭ), планировалось решить проблему доступа к водоснабжению и водоотведению в тех участках планеты, где она особенно актуальна, но уже понятно, что этим планам в обозримом будущем пока не сбыться.

Ухудшение состояния источников воды — подземных и поверхностных. Дэниел Склэрье назвал катастрофическим заражение в некоторых районах питьевой воды (например, радиоактивными веществами), «экзотическими» загрязнителями (остатками медицинских отходов) и промышленными выбросами. Аттила Хаваш рассказал о том, что на саммите в Будапеште 12 стран подписали соглашение, по которому обязались проводить закрытый цикл очистки воды («zero-discharge»). Такая система предполагает, что промышленные и бытовые стоки после очистки не поступают в водные бассейны, а используются повторно.

Международные конфликты за водные ресурсы, вероятность которых, как подчеркнула Анумита Рай (группа стратегических форсайт-исследований Индии), в будущем весьма высока, проблема «экологических беженцев» в Северной Африке и «водный терроризм» (использование дамб для уничтожения противника). Кунико Урашима, (NISTEP, Япония) напомнила, что водные ресурсы могут быть причиной чрезвычайных ситуаций: с ними связано 90% бедствий в Азии.

В России «битву за воду» выигрывают энергетика и промышленность

В нашей стране отсутствует единый рынок водных ресурсов: как и чистый воздух, чистая вода — незаменимый и в то же время ограниченный ресурс, что создает сложности в обращении с ней одновременно как с общим благом и как с товаром, отметил Михаил Козельцев.

Среднее водопотребление в России составляет 180–200 литров на человека в сутки. Для сравнения, в странах Европы — 120–150 литров. Такие данные привел Сергей Сиваев. Однако у россиян нет стимула экономить воду: они тратят на услуги водоснабжения менее 1% своих доходов. Отметим, что рекомендованный международными организациями верхний уровень — 4%. Кубометр воды в системе водоснабжения России стоит менее 30 рублей, что дешевле пол-литровой бутылки воды в магазине. По его мнению, стоимость услуг водоснабжения и водоотведения в России и постсоветских странах критически низкая, а тарифное регулирование деятельности водоканалов носит политизированный характер. При этом российский водный сектор имеет меньше лоббистских возможностей, по сравнению с другими инфраструктурными секторами, и потому находится в более тяжелом положении в плане институциональных и финансовых ресурсов.

Неотлаженные производственные процессы, по словам Михаила Козельцева, приводят к таким, например, последствиям, как увеличение потребления электроэнергии, для производства которой нужна вода. Зачастую нерациональное, избыточное ее использование для орошения приводит к деградации сельскохозяйственных земель, а вынос с полей азотных и фосфатных удобрений создает угрозу рыболовству. Существующая практика, при которой выделение объемов водных ресурсов в гидротехнических системах нужно согласовывать, приводит к тому, что «битву за воду» выигрывают энергетика и промышленность, а проигрывают ЖКХ, сельское хозяйство и сектор «экосистемных услуг».

Неэффективное управление водными ресурсами в гидротехнических системах назвал еще одной важной проблемой Михаил Козельцев. Вследствие недостаточных объемов ремонтно-восстановительных работ ухудшается состояние гидротехнических сооружений и происходит заиление водохранилищ, из-за чего, в свою очередь, увеличивается риск возникновения чрезвычайных ситуаций в период паводков. В летние месяцы жители Центральной России из-за проблемы с водообеспечением вынуждены бурить скважины, чтобы поливать летом огороды, сказал Андрей Печуркин (бизнес-инкубатор Мичуринского государственного аграрного университета). Это происходит массово, без оценки влияния таких схем водопотребления на подземные воды.

Эксперт из Японии Кунико Урашима отметила, что для России остро стоят вопросы трансграничного загрязнения вод, поскольку ее водные бассейны тесно связаны с бассейнами других стран.

Вода — достояние будущих поколений

Любовь Гертман (ЦНИИ комплексного использования водных ресурсов Республики Беларусь) в ряду проблем водоснабжения, характерных для ее страны, отметила устаревшие канализационные сети и некачественные муниципальные очистные сооружения. Поверхностный дождевой сток, содержащий реагенты, нефтяные компоненты и прочие загрязняющие вещества, поступает в дома в населенных пунктах без очистки. Республика Беларусь планирует максимально широко внедрять водосчетчики и другие технологии (в том числе по очистке сточных вод на предприятиях) и к 2020 году полностью перейти на использование подземных вод для питьевого водоснабжения.

В Молдове противоположная тенденция: как рассказал руководитель проекта «Программа развития водоканалов в Молдове» Европейского банка реконструкции и развития в Молдове Валентин Борденюк, глубокие подземные воды там объявлены достоянием будущих поколений, в связи с чем страна переходит на использование вод поверхностного стока для питьевого водоснабжения.

В зависимости от уровня развития страны можно выделить несколько трендов в развитии водного сектора, сказала Анастасия Лихачева из НИУ ВШЭ. В менее развитых государствах максимально остро стоит проблема водоснабжения, поэтому самый большой интерес для них представляют примитивные технологии очистки. Развивающиеся страны, в первую очередь Китай и другие страны Азии, заинтересованы в более масштабных инфраструктурных проектах. В частности, на их предприятиях широко внедряются комбинированные гидроэнергетические технологии, основанные на повторном использовании воды. Развитые страны демонстрируют лучшие примеры новейших технологий в сфере очистки воды и в области повышения энергоэффективности, а также поддерживают культуру водопользования в обществе.

Обсуждать новые подходы к воде надо со всеми субъектами

Для внедрения инноваций в водном секторе компаниям нужны рыночные стимулы и новые бизнес-модели, сказал Марсиу де Миранда Сантуш (CGEE, Бразилия). Причем они обязательно должны быть адаптированы к ситуации в конкретной стране и учитываться при разработке долгосрочных отраслевых и национальных стратегий. Эксперт привел в пример форсайт-исследование в Бразилии, в ходе которого был предсказан кризис с нехваткой воды в Сан-Паулу (впоследствии вынудивший 60% текстильных компаний перенести свои производства в другие районы), однако был недооценен его масштаб. По словам Марсиу, в случае заблаговременного создания рыночных стимулов для компаний к внедрению инноваций в водном секторе, его страна не была бы сейчас вынуждена импортировать оборудование для водоочистки из Китая и Финляндии. Результаты прогнозных исследований только тогда станут действенными мерами политики, когда представители государственной власти сами будут участвовать в форсайт-проектах, подчеркнул г-н Сантуш.

Поддерживать целесообразно лишь те технологические решения, которые соответствуют социально-экономическим потребностям и запросам общества и коммерческих потребителей («market pull»), считает Юрий Голубков (группа компаний «Ренова»). По его мнению, уже бесперспективна прежде весьма популярная стратегия «technology push», при которой технологию сначала создают, а потом начинают думать, как ее продать потребителям. Именно общество должно диктовать науке и компаниям свои потребности.

Как новые технологии позволяют людям экономить расходы на оплату ЖКХ, Юрий Голубков показал на конкретном примере работы компании группы «РЕНОВА». Управляющая компания «Академическая» в Екатеринбурге оснастила строящийся жилой микрорайон на 100% системами централизованного и поквартирного учета, что позволило реализовать единую централизованную систему регулирования температуры и прочие меры, благодаря которым люди платят за услуги ЖКХ на 40% меньше, чем в других районах города.

Эксперт из Индии Анумита Рай подчеркнула, что беднейшие, самые уязвимые слои населения наиболее остро нуждаются в доступе к воде. Наряду с созданием условий для инноваций в водном секторе и повышением культуры водопользования, по ее мнению, очень важно адаптировать модели водопотребления для разных групп населения и для разных стран — с учетом их социокультурных особенностей.

Модели государственного регулирования в водном секторе сильно различаются в Германии, Франции, Великобритании, сказал Сергей Сиваев. В Германии ценность воды определяют предприятия, а во Франции — контракт между государством и компанией (в рамках государственно-частного партнерства). Говоря о России, эксперт высказался в пользу учреждения в стране независимого регулятора.

Подводя итоги круглого стола, модераторы из ВШЭ поблагодарили участников за активное обсуждение и предложили собраться вновь для рассмотрения результатов следующего этапа проекта.

Лилиана Проскурякова, Карина Назаретян